Белоцерковская Сильва Ольга Самусенко

Автор:   ‡   Дата: 24 лютого 2010   ‡   Рубрика: Новини, Огляди та Інтерв’ю   ‡  

samusenko«Оперетта, водевиль – это хорошая школа для артистов. На них можно учиться драматическому искусству, вырабатывать артистическую технику»
К.С. Станиславский.
«КОРОЛЕВА  ЖАНРА – БЕЛОЦЕРКОВСКАЯ СИЛЬВА ОЛЬГА САМУСЕНКО!»
Что такое оперетта?Сияющий романтический мир,помогающий легче относиться к неудачам,мир красивих и простих мелодий,бурлящий пламенными благородными чувствами,заражающими ритмами,-все это оперетта. Когда мы говорим об оперетте в Белой Церкви,то называем всего лишь одно имя-ОЛЬГА САМУСЕНКО. Ослепительно прекрасная,неподвластная годам,за плечами которой долгий творческий путь она доносит зрителю все очарование жанра,его легкой нежности,изящества,душевной открытости и лиризма.Ее безупречный художественный вкус,глубочайшее уважение к публике,высочайшее вокальное мастерство,артистический шарм-покоряет мгновенно всех ,тех, кто хотя бы раз в жизни видел на сцене солистку Киевского обласного академического музыкально –драматического театра им.П.К.Саксаганского ОЛЬГУ САМУСЕНКО.Наслаждаясь изысканым зеленым чаем в уютном лаунж-баре «БІЛИЙ КІТ» по ул.Леся Курбаса в парке культуры и отдыха им.Т.Г.Шевченко,где традиционно проходять наши встречи в гостиной – она покорила и  нас.

– Чем Вам запомнился ушедший  2009 год?

– Конечно же, работой в театре Саксаганского. Я же только год там работаю. До этого я понятия не имела, что такое театр. Я бывала на спектаклях, мне нравился такой вид отдыха, но я не представляла себя внутри труппы. Только же когда во главе театра стал Вячеслав Валентинович Усков, а сам театр получил новое лицо, узнала, что такое настоящее театральное искусство. Теперь жалею, что не открыла его для себя раньше. Но я счастлива, что я сейчас все-таки имею возможность наслаждаться этой атмосферой и своей причастностью к великому.

–  В следующем году у Вас юбилей ! Возможно, вопрос прозвучит бестактно, но признайтесь, Ваш шикарный вид – это результат пластических операций, или у Вас свой секрет молодости?

– О каких пластических операциях вы говорите? (смеется) Наверное «секрет» в том, что я очень поздно почувствовала себя взрослой, я долго была ребенком в душе. Я и сегодня чувствую, что многое  могу. Видимо это сказывается и на том, как я выгляжу. Честно говоря, никаких секретов нет. На диетах я не сижу, не посещаю салонов и фитнесс-клубов.

– В Белой Церкви Вы начинали солисткой в хоре «Від серця до серця»,  пели в народных ансамблях, откуда у Вас появилось академическое сопрано?

– У меня никогда не было «народного» голоса, я всегда пела сопрано. В народном хоре я себя, по сути, не реализовала – народное пение – это не моё.

– А что для Вас оперетта?

– Я  довольно поздно открыла себя в оперетте. Для меня это просто что-то очень красивое. Мне очень давно говорили, что мне нужно петь оперетту,  после того, как познакомилась с Григорием Музыкой, начала петь оперетту. Тогда я поняла, что это красота чувств, это то, где можно выразить всю свою душу, все свои чувства. В жизни я ведь тихая и скромная, а именно через пение могу показать свою истинную эмоциональность.

– Когда создаются Ваши сценические костюмы, какое участие в их создании принимаете Вы?

– Все свои наряды я всегда выдумывала сама. Рисовала костюмерам эскизы, рассказывала, какой я хочу себя видеть. Есть единственное платье в театре, которое шили без моего участия, но, к счастью, оно мне очень понравилось, иначе это был бы напрасный труд – я никогда не одену вещь, в которой я не вижу себя.

– Когда видишь Вас на сцене  чувствуется какая-то легкость, некий парижский шик. Кто-то учил Вас так держаться, носить изысканные  платья?

– У меня от природы это. Мне с детства нравилась вся эта красота. К счастью, мне многое досталось от природы: голос, умение вести себя на сцене, пластика… Я всегда сама доходила до всех тех умений, которыми владею сейчас – никто меня этому не учил.

– Мы знаем, что для Вас особенно болезненной и близкой является тема, которая потрясла весь мир – Чернобыль. С чем у Вас связано это слово?

– Я родилась и выросла  в селе Ямполь , это буквально через речку от самого Чернобыля, совсем недалеко от пресловутого реактора. После взрыва я потеряла главное для каждого человека – малую родину, место, где витает дух дедов и прадедов, место, где каждая тропинка тобой изучена, где речка, лес – все родное. Мое родное село наложило на меня свой отпечаток, никогда не забуду я музыку села – песню соловьев, озера… Наблюдая всю эту природную красоту, я выросла очень романтичной личностью. До сих пор каждый день вспоминаю то, в какой красоте я жила. И по сей день я не могу привыкнуть к своему восьмому этажу и к гулу машин.

– Ваша любовь к песне как-то связана с профессиями родителей?

– Нет, моя мама работала в колхозе, папа был главой «Сельпо».

– Ольга, у Вас взрослый сын и внучка, расскажите о них подробнее?

– Моей внучке Анечке уже девять лет. Сын не в творческой профессии, но мамой он гордится.

– В Вашей жизни был рыцарь на белом коне?

– Я, признаться, не реализовала себя в семейной жизни. Ждала этого «рыцаря». Не хотелось ничего «просто так», хотелось большой любви, но почему-то не получилось так, как хотелось. Когда я сильно влюблялась, то не чувствовала отдачи с другой стороны, когда влюблялись в меня, я не испытывала таких же чувств к этому человеку.

– Какая Вы в быту?

– У меня работа забирает очень много времени. Для меня главное, чтобы дома было чисто, красиво. Готовить я не очень люблю, это не мое, хотя умею готовить все. Я люблю, чтобы за мной ухаживали.

– Вы блондинка. Это Ваш натуральный цвет?

– Нет, мой натуральный цвет – светло-русый, пшеничный.

Страницы: 1 2



Залишити відгук